Сафари по северным льдам

09.04.2017 СМИ о нас

«Как испытывают арктический вездеход? Стараются разбить на камнях, раздавить о льды и утопить в море. Это проверка машины на сверхнагрузки» — материал об испытаниях вездехода «Бурлак» в журнале «Ямальский меридиан».


Горы, снег, промоины в ручьях, камни под снегом, которых не видно. Уклоны, траверсы. Всё это в изобилии есть на Приполярном Урале. «Бурлаку» не удалось в этот раз подняться на гору Народную, где бушевала метель и видимость была нулевой. Но самый сложный подъём прошли. К утру следующего дня не было даже намёка на улучшение погоды, и с тяжёлым сердцем испытатели покатились с горы вниз в сторону Инты.

Вторая версия «Бурлака» — представителя нового класса многоцелевых арктических вездеходов — успешно прошла испытания на территории ЯНАО, ХМАО и Республики Коми. По сравнению с другими арктическими вездеходами, способными плавать, «Бурлак» поражает размерами. Высотой в два человеческих роста, шириной почти три метра и длиной больше 6,5 метра. Это мобильный жилой модуль с комфортными бытовыми условиями для восьми человек, который может брать больше двух тонн полезного груза, не теряя плавучести. Он может превращаться в полноценный грузовой транспорт, уверенно идущий по горам, открытой воде, солёному льду и торосам в любой сезон. Ведь машина изначально сконструирована для достижения амбициозной цели — дойти до Северного полюса и вернуться на материк Евразия своим ходом, полностью автономно.

О «Бурлаке» заговорили в 2016 году, когда при поддержке сервиса заказа такси «Максим» уральский конструктор Алексей Макаров построил прототип машины. Весной он домчался до Карского моря. Новый «Бурлак» стал легче на полторы тонны, мощнее и экономичнее. Его конструкция была существенно изменена. Двигатель размещён не в задней, как в прототипе, а в передней части вездехода, полностью переделана трансмиссия. Из типовых узлов и агрегатов остались только мотор Toyota 1KDFTV и автоматическая коробка переключения передач. Остальное изготавливалось штучно в мастерской Алексея Макарова в Екатеринбурге и на заводах России и Китая по спецзаказу. Фактически получилась новая машина, которую необходимо было испытывать заново.